В рубрике осознанное питание отвечает психолог Олеся Гарифулина.

  • Как выглядит психотерапия при проблеме лишнего веса?

Психологическая консультация, потому что психотерапия – это работа психотерапевта, специалиста с медицинским образованием. А моя консультация – это беседа и эксперименты. В первую очередь я узнаю опыт клиента: что он уже пробовал для снижения веса, интересуюсь медицинскими аспектами – иногда бывает нужна консультация эндокринолога. Затем выясняю цели – для чего менять вес? Что будет в жизни, по его представлениям, когда вес изменится? и так далее. Иногда на постановку целей уходит 1-2 сеанса. Часто работаем с образом, ощущениями тела. Мне нравится эксперимент с зеркалом, когда клиент говорит, как он себя видит, я отвечаю, как я воспринимаю его, и потом мы сравниваем это с отражением в зеркале. Много открытий уже на первом этапе.

  • Расскажи самый интересный случай в терапии - повод, процесс и результаты.

Я ограничена конфиденциальностью в историях с клиентами и, чтобы не нарушать это правило, приведу эпизод из книги о питании, которую я сейчас пишу.

«Я съела 5 конфет, слойку с изюмом, выпила капучино, закусила парой блинчиков... Успокоение не приходило, все по-прежнему раздражало, в том числе и буря в животе. «Еда – не выход», – решила я, запивая сухарик ромашковым чаем.

Сейчас у меня столько еды, а когда-то, в голодные 90-е, я мечтала о пряниках, жевала сухую крупу и одно яблочко могла есть полдня. Сегодня обилие всего и разного искушает, теряется граница между моим «хочу!» и «надо», которое я слышу в рекламе. Я уже не знаю, чего хочу именно я!

И вот я вешу 75 кг. Как это произошло? Ведь я всегда весила максимум 60. Максимум! А сейчас у меня даже талии нет, я не влезаю ни в одно свое платье. А новые подходят только из размерной линейки от 50-го.

Первые иллюзии: «нет – это шьют на карликов, весы врут, а фотки – это ракурс неудачный. Я не толстая!..»

Первое осознание: ладно, я толстая. Это катастрофа. Надо заняться спортом.

Через год шейпинга и питания по принципу «я же занимаюсь!» ситуация не сильно изменилась: вес был тот же, складки те же, но я стала активнее и явно выносливей.

Я сменила аэробику на силовые и занялась ревизией холодильника. Майонез, кетчуп, белый хлеб и молочный шоколад были отправлены в корзину. Казалось, мы не сильно и «загрязнили» продуктовую корзину, но было что включить: белок!

В рационе появилась курогрудь и вариации ее приготовления; чечевица и тунец; орешки, мед и изюм заменили вафли, тарты, эклеры, сочни и франжипаны.

Через полгода я с удивлением обнаружила, что рецепторы меняются. Что многое из прежде вкусного для меня теперь – сплошной жир.

Три тренировки в неделю, высыпание, грамотная еда в течение дня, питье по жажде, минимум 30 минут пешком каждый день – и никакого целлюлита, свежий цвет лица, здоровое сердце и способность успевать. Я перестала считать калории через год после начала. Имеющуюся базу – тела, знаний, опыта – остается только поддерживать. И приходится поддерживать, потому что после 30 лет метаболизм сильно отличается от того, что в 23. Это, во-первых. Во-вторых, я и пить буду по жажде, и есть по аппетиту. Пирог или кусок торта – да. Когда это вкусно, когда это хочется, когда это по голоду и в удовольствие. Главное, не растягивать удовольствие на пару-тройку месяцев, а остановиться через 1-2 недели. А вот не есть как раз пару-тройку месяцев, чтобы соскучиться по вкусу. Это как с истинным запахом дома – ощущаешь его только в первые секунды после отсутствия. Так и с едой.

Я нередко спрашиваю себя: я хочу есть? Именно торт-пирог-печенье и немедленно сейчас? Или хочу чего-то другого – общения, объятий, прогулки, платье?.. И если «сил нет как хочу», конечно, ем.

Если мне невкусно мороженое – зачем я буду его есть? Или шоколад – ну нефтью мне пахнет и чуется, зачем? И зефир не всякий, и печенье через раз, и щербет опротивел излишней сладостью. А вот «птичье молоко» и капучино или торт «Прага» по сильному желанию – почему нет?

Загрузка беседы